Викия

Assassin's Creed Wiki

База данных/Документы (AC2)

< База данных

1801статья на
этой вики
Добавить новую страницу
Обсуждение0 Поделиться

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Eraicon-AC2.png

Страницы Кодекса

1-15

Я провел с артефактом уже много дней. Или это были недели? Месяцы? Я уже не знаю...

Время от времени ко мне приходят люди — они предлагают еду или развлекают меня. Они говорят, что мне нужно на время прекратить мои занятия... А Малик считает, что я должен навсегда отказаться от них. Но я еще не готов. Я должен понять это Яблоко Эдема...

Может, это оружие? Хранилище сведений? И то, и другое? "И кто умножает познания, умножает скорбь..." Я могу понять это высказывание в переносном смысле — но в прямом? Возможно ли это? Неужели существует мир, в котором для войны нужны не мечи и доспехи, а идеи и сведения?

Назначение Яблока очень простое — даже слишком. Подчинения. Контроль. Но процесс, методы и способы, которые оно использует... это нечто поразительное. Всем, кто попадает в его сияние, оно обещает то, о чем они мечтают. А взамен Яблоко просит только об одном: о полном и безграничном повиновении. И кто бы мог отказаться от такого предложения?

Я помню свой момент слабости, когда слова Аль-Муалима потрясли меня. Он, мой второй отец, оказался моим злейшим врагом. и одной лишь тени сомнения было достаточно для него, чтобы управлять моим сознанием. Но я победил его фантомов, обрел уверенность в себе и отправил Аль-Муалима в мир иной. Я освободился. Но теперь я думаю... Освободился ли я? Ведь я снова отчаянно пытаюсь понять то, что я поклялся уничтожить.

Все потому, что у Яблока есть своя история, и мы должны узнать ее. Я чувствую проблески какой-то великой силы. Нам всем угрожает опасность, и мой долг — защитить нас от нее. Я не должен — не могу — повернуть назад, не узнав истину.

Codex page 02.png

Zw-codex-3.png

Ниже приведены три великих противоречия Ордена Ассассинов: (1) Мы стремимся поддерживать мир, но наш метод — убийство. (2) Мы стремимся просветить людей, но требуем подчинения господину и правилам. (3) Мы стремимся разъяснить всем опасность слепой веры, но сами ее практикуем.

У меня нет удовлетворительного ответа на эти обвинения, только догадки... Действительно ли мы нарушаем правила ради всеобщего блага? А если так, то кто мы тогда — лжецы, мошенники, слабаки? Много лет я провел в размышлениях над этими вопросами, но так и не пришел к окончательному выводу... И боюсь, что его не существует.

Ничто не истинно. Всё дозволено. Значит, ответ содержится в наших собственных принципах? Значит, человек может совмещать в себе прямо противоположные свойства? А почему бы и нет? Разве я не являюсь доказательством этого? А мы — благородные герои, прибегающие к варварским средствам? Мы, называющие жизнь священной, но с легкостью отнимающие ее у тех, кого считаем нашими врагами?

Те, Кто Пришел Раньше, — кто они? Что привело их сюда? Как давно они прибыли — сотни лет назад, тысячи? Еще раньше? От них так мало осталось... Что заставило их уйти? А эти артефакты? Это послание нам, инструменты, которые должны помочь? Или же мы сражаемся за мусор, объявляя священными реликвиями их сломанные игрушки?

Робер де Сабле мертв, но его братство живо. Они притаились, но боюсь, все еще представляют для нас угрозу. Если раньше они гордо шагали по улицам — и были легкими мишенями — то теперь растворились в тенях. Выслеживать их становится все труднее. Какое зло они творят во тьме? Наша задача от этого все более осложняется. До меня уже дошли слухи о том, что на Кипре творится что-то неладное. Мне придется провести расследование...

Я пришел к выводу, что наша тактика тоже должна измениться. А это значит — больше никаких крепостей, никаких публичных убийств, которыми мы славились. Мы должны плести наши сети тихо — и не так, как делали это в прошлом.

Но хоть я и прошу моих братьев отказаться от своих ритуалов, я вовсе не желаю, чтобы они отказались от нашего кредо. Ведь именно наше кредо делает нас Ассассинами, а не отрубленные пальцы, лживые сказки о рае и запрет на использование ядов.

Мы должны служить людям, а не обычаям. Если нужно действовать тихо, мы будем действовать тихо. Если нужно использовать яд, мы станем отравителями. Мы не станем требовать от Ассассинов жертвовать пальцы в обмен на клинки. И не будем обманывать новичков разными россказнями и фокусами. Мы будем говорить честно и открыто. Мы возродимся...

Мне думалось, Ада заставит меня уйти на покой, я вложу меч в ножны и заживу обычной жизнью. Но теперь я знаю, что есть вещи, о которых лучше не мечтать...

Ее лицо стоит у меня перед глазами. Я все время вспоминаю о тех днях, когда я гнался по морю за Тамплиерами, которые ее похитили. Я почти догнал их. Почти. Если бы я только мог плыть быстрее! Но все вышло иначе... Я вспоминаю о том, как нашел ее тело — и какой ужас застыл в ее глазах...

Я убивал ее похитителей одного за другим — до тех пор, пока все они не отправились на тот свет. Но это не принесло радости, ведь их смерть не воскресила Аду и не залечила мои раны. Когда Ада погибла, я был уверен, что никогда не смог полюбить.

К счастью, я ошибался.

Почему мы инстинктивно прибегаем к насилию? Я изучал взаимоотношения разных видов — и, похоже, врожденное стремление выжить заставляет животных убивать других существ. Но почему люди не могут жить в мире и согласии? Многие верят, что мир был создан божеством — но мне кажется, что это творение безумца, обожающего разрушать и причинять страдания. Я думаю, что мы появились в этом мире случайно, а цели нашего существования сначала определяла природа — а позднее сами люди...

Любое изречение, произносимое достаточно долго и громко, со временем становится истиной. При условии, конечно, что тебе удастся пережить оппонентов и заткнуть рот несогласным. Но если это удается, и все возражающие устранены, то навязанное становится по определению единственно верным.

Будет ли это истиной в объективном значении? Нет. Но как же достичь объективной точки зрения вообще? Ответ — никак. Это в буквальном смысле физически невозможно. Слишком много переменных, слишком много неизвестных факторов и взаимных связей нужно учесть. Мы можем, конечно, попытаться это сделать и приблизиться к откровению еще чуть-чуть, затем еще. Но мы никогда не достигнем цели. Никогда...

Так я понял, что, пока Тамплиеры существуют, они будут пытаться изменить и подчинить себе окружающий мир. Они осознают, что абсолютной истины не существует; или, если она все же есть, то мы совершенно неспособны ее увидеть. Поэтому вместо нее они предлагают свою собственную версию. Это и есть основной принцип их так называемого "Нового мирового порядка": изменить мир в соответствии со своими представлениями. Дело не в людях и не в артефактах — это всего лишь инструменты. Все дело в идеях. Это очень умно с их стороны — ведь как можно воевать против идей?

Идея — это идеальное оружие. У нее нет физического воплощения, однако она может изменять мир разными путями, в том числе и с помощью насилия. При этом веру невозможно уничтожить: даже если убить всех ее приверженцев и сжечь все религиозные тексты, в лучшем случае это даст только передышку. Когда-нибудь, кто-нибудь откроет веру заново. Возродит ее. И я полагаю, что даже мы, Ассассины, всего лишь в очередной раз открыли Порядок, который старше самого Старца...

Zw-codex-10.png

Аттис. Дионис. Гор. Кришна. Митра. Иисус. Их жизни так похожи — даже слишком похожи. Божественное происхождение. Гонения. Ученики. Чудеса. Воскрешение...

Как такое возможно?

Вдруг это одна и та же история, которую рассказывают уже много веков просто в соответствии с духом времени? Может, она изменяется так же, как наш язык и наши инструменты? Правда это или вымысел? Или и то, и другое? А если все они — один и тот же человек, чью жизнь продлила и изменила Частица Эдема?

Аль-Муалим говорил, что Иисус не бог, а смертный — живой человек, талантливый манипулятор. Но что если он ошибался? Если все они существовали на самом деле и уже много раз приходили в этот мир, значит ли это, что они появятся снова? Может, они уже среди нас? Столько вопросов, и с каждым днем их становится все больше...

Zw-codex-12.png

Zw-codex-13.png

Спрятанный клинок — наш неизменный спутник уже много лет. Кое-кто считает — и не без оснований, что именно он сделал нас теми, кто мы есть. Без него мы бы не добились таких успехов. Но все же он уже немного устарел, и поэтому я решил его усовершенствовать. Помимо всего прочего, Ассассин уже не должен отрубать себе палец, чтобы иметь возможность пользоваться этим оружием.

Во-первых, я снабдил клинок металлической пластиной, с помощью которой можно отражать удары. Остальные Ассассины считают, что для этого я создал новый металл (его формула приведена на этой странице). Не собираюсь их разубеждать.

Во-вторых, с помощью Малика я описал новые методы убийства — в прыжке сверху, на весу и из засады. Это простые способы, но вместе с тем, весьма необходимые.

В-третьих и в последних, я снабдил оружие вторым лезвием, полностью идентичным первому. Так что если теперь Ассассину нужно уничтожить две цели, он просто должен нанести удар таким образом, чтобы оба лезвия достигли цели одновременно. Таким двойным клинков будет мало, так как для их создания нужны очень редкие металлы. Мне нужно хорошо подумать, кто вправе носить такой клинок...

Человек стремится подчинить себе окружающий мир — полагаю, это желание заложено самой природой. Но при этом он подавляет других людей — а это неправильно. День за днем сильные мира сего превращают остальных в своих слуг с помощью обмана и угроз — а тех, кто еще не попал в их сети, объявляют париями. Я видел, как мужчины истязают женщин, слышал, какие оскорбления бросают в лицо чужестранцам. Я наблюдаю за тем, как заставляют страдать тех, кто думает или действует по-иному...

Мы часто говорим об этом, сидя на башнях Масиафа. Что можно сделать, чтобы положить конец этому, чтобы распространить идеалы равенства и терпимости? Мы говорим об образовании, полагая, что знания даруют нам бессмертие. Но когда я хожу по улицам города и вижу рабов, которых ведут на аукцион, мое сердце холодеет. Когда я вижу, как муж побивает камнями свою жену, добиваясь повиновения, у меня сжимаются кулаки. А когда я вижу, как ради прибыли детей разлучают с родителями и отправляют на верную смерть...

...В такие дни мне кажется, что разговорами ничего не добьешься. В такие дни я могу думать о том, что злодеи должны умереть.

Zw-codex-15.png

16-30

Яблоко — это не просто хроника того, что было. Иногда в нем я вижу проблески того, что нас ждет. Такого не может быть!.. Может это и будущее, возможно это просто подсказка? Как знать?

Эти видения не выходят у меня из головы. Произойдут ли подобные события в будущем, или они — лишь то, что может случиться? Можем ли мы повлиять на исход? Смеем ли мы даже пытаться? А если нам это удастся, то не воплотим ли мы этим то, что видели?

Я, как всегда, разрываюсь между действием и бездействием, не зная, что из двух может что-либо изменить. Да и могу ли я что-то изменить? Тем временем я продолжаю вести этот дневник. И разве это — не попытка изменить или, наоборот, способствовать тому, что я увидел?

Из всех видений меня больше всего беспокоит то пламя... Я видел колонны — такие высокие, что, казалось, они пронзают само небо. Земля грохотала и содрогалась. Горы раскалывались на части, огромные башни из металла рушились, а их обломки разлетались во все стороны... И отовсюду доносились страшные вопли — такие ужасные, что даже сейчас я слышу их эхо.

Что это за безумное зрелище? Может, это они — те, кто был до нас? Неужели они ушли туда — в огонь, в прах? Быть может, именно этой разрушительной силой и хотят овладеть Тамплиеры. Тогда они смогут подчинить себе всех нас. На что мы можем надеяться, если у них в руках будет сила, способная уничтожить весь мир...

Мы должны скрываться, хранить молчание, исподволь направляя ход истории. Но некоторые из моих братьев и сестер, против этого. Они теряют терпение и утверждают, что мы совершаем ошибку, действуя втайне. Они говорят, это осложняет нашу работу. Но они не понимают, чем мы рискуем. Если мы станем действовать публично, то, боюсь, нас объявят горсткой сумасшедших и истребят. Так что все должно оставаться по-прежнему. Так, как это было всегда. Я точно знаю, что людей можно научить только на личном примере. Они должны сами делать выводы. Если я скажу человеку: будь добрым, терпимым, то это ни к чему не приведет. Я просто зря потрачу силы и время. Поэтому мы должны действовать так же, как и прежде....

Zw-codex-19.png

Легенды гласят, что у древних было золотое руно. Но действительно ли оно существовало?

...Я сделал еще один прорыв в металлургии и создал доспехи, которых еще не видывал свет...

...Они обладают невероятной прочностью, но при этом настолько легки, что совсем не стесняют движений...

...Во мне борются удивление и страх: вот передо мной лежит доспех, который делает своего владельца почти неуязвимым. Война уже никогда не будет такой, как прежде...

Может, я не должен был создавать эту вещь? А что если она попадет в руки врагов? Риск слишком велик. Возможно, мне следует уничтожить все формулы...

Я изучил древние языческие верования, которые существовали до того, как люди увлеклись идеей о создании мира одним богом. Похоже, древних больше интересовали силы, приводящие в движение наш мир, чем изменчивые законы и мораль...

Солнце встает утром, а вечером садится. За отливом следует прилив. Трава растет, засыхает и умирает, а затем, когда приходит срок, прорастает из-под земли. Воздух нагревается, остывает и снова нагревается. Какая-то невидимая сила удерживает нас на земле и притягивает, если мы пытаемся ее покинуть.

В древности каждому из этих явлений соответствовал бог или богиня. У каждой было свое лицо, каждая отличалась от всех остальных. Но это не значит, что эти силы — пантеон богов — не были связаны между собой.

Древние пытались, хотя и не очень успешно, упорядочить, изучить, объяснить и понять принципы, по которым действует наш мир. Не то что сейчас: в наши дни от нас требуют принять сильно упрощенное толкование. Как это наивно — верить, что на каждый вопрос есть только один ответ, у каждой загадки — только одна разгадка, что всем управляет только один божественный свет. Нам говорят, что этот свет несет любовь и истину, но я утверждаю, что он ослепляет нас, обрекая на прозябание в невежестве.

Я мечтаю о том дне, когда люди отвернутся от невидимых чудовищ и снова примут более рациональную картину мира. Но, к сожалению, эти новые религии такие удобные и обещают такую страшную кару тем, кто их не принимает... Боюсь, что страх помешает нас раскрыть величайший обман в истории человечества.

Zw-codex-21.png

Можно добывать экстракты различных трав, которые растут в наших местах. Кроме того, торговцы и путешественники продают более экзотичные виды, однако их свойства требуют дополнительного изучения.

Перегонка яда осуществляется с помощью обычных алхимических средств. При работе следует проявлять осторожность, так как определенные яды способны попадать в организм через кожу. Многие уже поплатились жизнью за свою беспечность.

В клинке необходимо сделать полость — так, как это указано здесь, иначе в металле могут появиться трещины, что приведет к поломке.

Zw-codex-22.png

Что это за карта? Похоже, на ней изображен весь наш мир, но он не плоский, как утверждали многие, а круглый как шар. Как Яблоко. Но разве это возможно? На карте изображены чужие, неисследованные земли... Живут ли там люди? Похожи ли эти люди на нас, а если нет — то в чем отличаются? Я бы хотел это знать. Возможно, когда-нибудь, я смогу отправиться туда и получить ответы на свои вопросы...

Zw-codex-23.png

Иногда я скучаю по родителям... Во всяком случае, мне так кажется. Я мало их знал, хотя мы и жили рядом, таков уж наш обычай. Возможно, им тоже меня не хватало, но вида они не подавали, ведь это было не разрешено.

Что касается меня, то большую часть детства я провел в тренировках — и времени сожалеть о разлуке с родными просто не оставалось. Поэтому, когда я потерял их навсегда, то сожалел об их уходе не больше, чем о смерти других незнакомых мне людей. Аль-Муалим заменил мне отца, и хотя он был суров и не вполне честен со мной, его любви мне было достаточно. По крайней мере, тогда я так думал.

Когда-нибудь у меня тоже будет ребенок — таковы правила ордена. Но ни я, ни все остальные, кто считает себя Ассассином, не повторят этой ошибки. Мы должны иметь право любить своих детей и быть любимыми. Аль-Муалим считал, что родственные узы ослабляют, заставляя нас медлить, когда наша жизнь в опасности. Но если мы в самом деле сражаемся за правое дело, то разве не помогает нам в этом любовь? Разве не легче жертвовать собой, зная, что делаешь это ради своих близких?

Zw-codex-25.png

Я нашел ответ. Теперь мне известна правда. Отныне я не прикоснусь к этой проклятой вещи — и будет лучше, если никто не сможет к ней прикоснуться. Я наконец-то попытался уничтожить ее, но не смог ни смять, ни сломать, ни расплавить. О, какая ирония! Уверен, что Яблоко рассказало бы, что нужно делать, если бы я спросил его об этом... Но даже этого обещания недостаточно. У него всегда находятся новые дары. Я должен быть тверд. Следовательно, его нужно спрятать под замок. Мы отвезем его на остров, который раньше принадлежал им, а теперь стал наш. Там есть сокровищница — она хорошо спрятана, и, думаю, этого будет достаточно. Я иду на риск, расставаясь с этой вещью — но держать ее у себя еще опаснее: ведь я слаб и однажды могу поддаться соблазну. А кто бы смог устоять? О, я видел такое... Здесь, в этом тексте описано все — не между строк, но под ними. Там, куда может проникнуть только наш взор. Иди туда, и ты увидишь все. Желаю тебе добиться успехам там, где я и другие потерпели поражение. Время течет, и с ним появляются новые открытия. А значит, однажды кто-то откроет дверь и доставит послание. У них будет свой пророк.

Нас становится все больше. Каждый день в наши крепости приходят новые люди — мужчины и женщины, юноши и старики, люди разных стран, приверженцы разных религий. И каждый рассказывает одну и ту же историю — как он открыл для себя первый принцип нашей веры: ничто не истинно.

Очень часто это откровение губит их: они забывают о морали, теряют уверенность в себе. Многие сходят с ума. Мы же должны направлять и исцелять. Мы должны дать знания. Пусть они знают ответы, хоть эти ответы и сложны для понимания. Такова жизнь.

Zw-codex-28.png

Какая удача! Мы нашли способ изменить строение спрятанного клинка таким образом, что теперь он может выстреливать небольшие снаряды. Он наносит страшный урон — и даже с большого расстояния. Должен признаться, методы, которые помогли мне сделать это открытие, были... по меньшей мере рискованными. Но теперь я знаю, что Яблоко можно использовать — недолго и тщательно настроившись — без ущерба для себя. Во всяком случае, я на это надеюсь.

Огнестрельное оружие — не новость, ведь мы уже видели его у наших восточных соседей. Но их оружие гораздо больше и, соответственно, не годится для наших целей. Я же нашел способ уменьшить его таким образом, чтобы клинок можно было носить, прикрепив к руке.

Кроме того, мы изменили формулу взрывающегося порошка — в его состав теперь входят легкодоступные вещества. Этими сведениями не следует делиться ни с кем, за исключением самых преданных союзников...

На востоке пробуждается какая-то темная сила. Служи о приближении огромной армии переполошили всю округу. Эту армию ведет человек по имени Темучин, который взял себе титул Чингисхана. Он покоряет или уничтожает всех, кого встречает на своем пути. Какими бы ни были его цели, его нужно остановить. Если бы я был моложе, то сам бы занялся этим — тайно, ведь я подозреваю, что здесь не обошлось без Частицы Эдема. Но, увы, это невозможно. Похоже, придется поручить это нашим сыновьям. Мы отправимся в путь вместе — и вместе ликвидируем эту угрозу.

Скоро я покину этот мир. Мое время пришло. Теперь все мои дни наполнены мыслями и страхами, происходящими от осознания этого факта. Я знаю, что материя, из которой состоит тело, вернется в землю. Но что станет с моим сознанием, с моей личностью — то есть со МНОЙ? Подозреваю, что всему этому настанет конец. Я не отправлюсь в следующий мир и не вернусь в этот. Я просто исчезну. Навсегда.

Наша жизнь так коротка и бессмысленна! Чтобы мы ни делали, какие бы добрые или злые дела ни совершали, космосу это безразлично. Если бы я продолжил использовать Яблоко, это ничего бы не изменило. Час расплаты не настанет, божий суд не состоится. Будет просто тишина. И тьма. Абсолютные и окончательные... И поэтому в мою душу закралось сомнение: нельзя ли как-нибудь предотвратить — или хотя бы отсрочить — смертный час?

Уверен, что те, кто был до нас, не были такими слабыми и хрупкими, как мы. Но я поклялся, что больше не прикоснусь к артефакту и не загляну в его глубины... И все же мой конец близок — и, стало быть, не будет ничего страшного в том, если я загляну в него в последний раз...

Письма

Любимая,

Я доверяю эти мысли бумаге в надежде, что когда-нибудь поведаю тебе обо всем. Со временем ты несомненно узнаешь о том, что я предал Джованни, выставив его изменником и обрек на смерть.

Потомки буду думать, что главные роли в этом деле сыграли политика и жадность. Но знай, что мной управляла не ненависть, а страх. Когда Медичи отняли у нас все, я испугался — за тебя, за наше будущее. На что в этом мире может рассчитывать человек без средств?

Мне предложили деньги, землю и титул. Вот так я предал своего лучшего друга. Но каким бы отвратительным ни был этот поступок, в то время он казался мне необходимым. И даже сейчас я считаю, что выбора у меня не было...

Мессер Франческо,

Я поговорил с вашим сыном. Я согласен с вашей оценкой, но лишь отчасти. Да, Вьери дерзок и склонен к необдуманным поступкам. Кроме того, он имеет привычку обращаться с наемниками, как с игрушками. По моим сведениям, из-за этого были искалечены по меньшей мере 3 человека. Но я не считаю, что он, как вы выразились, окончательно испорчен. Более того, я полагаю, что его легко исправить.

Он часто говорит о вас и жаждет вашего одобрения. Его выходки — лишь следствие его неуверенности в себе. Я полагаю, что этими своими поступками он хочет добиться внимания. Ему нужна ваша любовь.

Распоряжайтесь этими сведениями, как вам будет угодно, однако я прошу позволения прекратить эту переписку. Если он узнает о содержании наших бесед, моя жизнь будет в опасности.

Искренне ваш,

Фра Джокондо

Господин,

Я пишу это письмо со страхом в сердце. Пророк прибыл, я чувствую это. Птицы ведут себя необычно... Я вижу с башни, как они кружат. Я не приду на встречу, как ты просишь. Я не хочу выдать себя и привлечь внимание демона. Прости, ведь сейчас я слушаю только свой голос.

Да направит тебя Отец Понимания.

Брат А

Брат,

Полагаю, ты уже слышал о том, что он выслеживает нас, намереваясь отомстить. Нам не следовало злоумышлять против него, но что сделано, то сделано. и поэтому я назначил встречу с Господином на третью ночь, считая от сегодняшней. Я буду просить его об убежище — в Венеции, в Риме или у него.

Мы соберемся в церкви Сан-Джиминьяно и двинемся к месту встречи. Оставаться здесь равносильно самоубийству. Остановить Ассассина нам не под силу. Но, быть может, с помощью Господина нам удастся дать отпор убийце.

Пусть Флоренция потеряна для нас, но это еще не конец.

Да направит тебя Отец Понимания.

Твой брат, Япоко

Любимый,

Настанет ли тот день, когда ты будешь рад услышать это слово? Прости меня за то, что я позволила Марко разлучить нас и сделать меня своей женой... Но теперь, когда он мертв, возможно, мы снова будем вместе.

Только помнишь ли ты меня? Могут ли мои слова пробудить твою память... или затронуть струну в твоем сердце? Я знаю, что где-то в глубине еще скрывается человек, которого я люблю.

И я найду его. Найду тебя. Ты станешь таким, каким был прежде...

Навеки твоя,

Карлотта

Великому Лоренцо Медичи, моему другу и покровителю.

Я завершил расследование случая в Милане. Могу подтвердить, что дело не только в том, что народ недоволен правлением герцога Галеаццо Сфорца. Я полагаю, что иные силы, желая извлечь из этого выгоду для себя, тайно управляли событиями.

Уверен, что в преступлении виноваты Лампуньяни, Ольджати и Висконти. Они уже понесли кару за предательство. Но в деле замешаны представители и других семейств, в том числе Франческо Пацци.

Их мотивы пока не ясны, но полученные мною сведения указывают на существование заговора, масштаб которого поразит вас. Нам следует побеседовать об этом лично, так как я не решаюсь изложить свои подозрения на бумаге. Укажите мне место встречи, и я буду ждать вас там. Я приказал гонфалоньеру задержать Франческо до тех пор, пока мы не разберемся с этим делом.

Ваш Джованни

Джованни запечатал письмо. Мне не следует его открывать.

Джованни запечатал письмо. Мне не следует его открывать.

Этот документ должен послужить свидетельством того, что мне удалось узнать за последние несколько недель, на случай, если меня заставят замолчать. Во-первых, ты должен понять, что убийство герцога Миланского — это не просто политическая интрига. Нет, это заговор, в котором приняли участие, помимо прочих, люди из Рима, Венеции, Форли и многих других городов.

К этому письму я прилагаю список — точнее его начало — имен тех, в чьей виновности я уверен. Список далеко не полон, но я собираюсь исправить это как можно быстрее. Однако могу с уверенностью заявить, что в заговоре приняла участие семья Пацци.

Мы должны быстро допросить Франческо, пока он не подкупил тюремщиков и не вышел на свободу. Если нам это удастся, то мы сможем добавить новые имена в наш список. У меня есть кое-какие соображения насчет того, кто мог участвовать в заговоре: их деяния несут печать старого врага. Боюсь, что они...

(На этом записка обрывается. Должно быть, Джованни пришлось остановиться и спрятать ее, когда стража пришла его арестовать.)

Любимая!

Как мне жить без тебя? Целыми днями я только и делаю, что мечтаю о тебе. Мне тяжело даже думать о том, что твой отец заточил тебя в этой холодной темнице. Ты — прекрасный бутон, и я жажду покрыть поцелуями твои нежные лепестки.

Наконец-то настала пятница, и значит, он уедет на рынок. О, счастливый день! О, сладостная ночь! Когда на небе засверкают звезды, приди в мои объятия! На закате я буду ждать тебя в нашем месте.

Твой навеки,

Рафаэль

Дорогой отец!

Почти неделя прошла с тех пор, как я оставил учение. Вряд ли ты поймешь, почему я это сделал, да я и сам не могу объяснить. Но мне кажется, что жизнь проходит мимо меня, и я просто должен остановиться и стать ее частью. Я плохой оратор и не дружу с арифметикой, но своими руками я могу придавать форму всему, что меня окружает, могу запечатлеть любой миг, любое настроение.

Знаю, ты не хотел, чтобы я стал художником, но прошу тебя, ради моего будущего, смягчись. Ты же знаешь, что скульптора и живопись интересуют меня гораздо больше ученых занятий — и кроме того, художник Доменико Гирландайо предложил мне стать его учеником. Он только что вернулся из Рима, где писал великолепную картину для Сикстинской капеллы. Если я буду упорно трудиться, то, возможно, когда-нибудь меня пригласят в Ватикан, и тогда я смогу ее увидеть.

Твой сын,

Микеланджело

Политика, политика, вечная политика! Ты клянешься, что у тебя нет времени повидать сына, но я знаю — это ложь. Я знаю, ты не хочешь, чтобы вас видели вместе. А сколько наследников произвела на свет твоя так называемая жена Белла? По моим подсчетам, ни одного. Ты считаешь, что я не достойна тебя, и, возможно, ты прав, но, по крайней мере, я позаботилась о твоем сыне, а не выбросила его на улицу, хотя мне неоднократно хотелось это сделать. Но я вырастила его. Он хороший мальчик и выполняет всю работу по дому, пока я занята в лавке.

Он уже почти взрослый, и он — твой наследник. А кто есть у тебя? Чванливая жена-индюшка, которая тратит деньги и смотрит на всех свысока, несмотря на то, что она бесплодна. Да, я завидую твоему богатству, Винченте, но не твоей семейной жизни.

Можешь навещать нашего сына, а можешь и не навещать. Но он все равно скоро унаследует твое состояние. Когда ты станешь бесплоден, ищи утешение в молитвах.

Прощай,

Диана

Дорогой Лука!

Я пытаюсь подобрать подходящего жениха для твоей дочери, но мужчины Сан-Джиминьяно слабы и глупы, а тех, у кого есть ум и сила, пугает ее своенравие. Один жених пришел в ужас, когда она захотела выйти из дома с непокрытой головой, а другого отпугнуло ее желание планировать день самостоятельно. Если так пойдет и дальше, то мужа мы ей не найдем.

Если хочешь, возьми палку и поколоти дочь, но к приходу следующего жениха она должна быть как шелковая. Если не приструнишь ее, то ей одна дорога — в монастырь.

С уважением,

Ригарда

Джорджо!

Все идет, как мы задумали. Мой муж ни о чем не подозревает. Он посадил меня под замок, но я все равно нашла тебя, мой спаситель! Ты помнишь слова, которые так страстно шептал мне? Надеюсь, ты сдержишь обещание и избавишь меня от ненавистного мужа.

Я попросила мужа доставить это письмо тебе. Этот идиот ничего не знает, так что для него ты просто какой-то стражник. О, как счастливы мы будем, когда избавимся от этого старого дурака!

С любовью,

Лючия

Синьор!

Этим письмом я извещаю вас о том, что в течении месяца вы должны явиться в Палаццо-Комунале. Ваши соседи сообщили, что вы напали на них с обнаженным мечом и даже изуродовали девушку, которая зашла на вашу землю.

Хотя вы были в своем праве — ведь это ваши владения, но соседи утверждают также, что вы повинны и в более тяжком преступлении перед Богом и природой. Такие действия в Форли недопустимы. Если вы не знаете, какие обвинения вам предъявлены, прочитайте книгу Левит, глава 18, стих 23.

Если не явитесь добровольно, я поручу страже арестовать вас.

Искренне ваш,

Андреа Аллегро

Дорогой Винченте,

Наши худшие опасения подтвердились: твоя дочь выходит замуж за самозванца. Леоне называет себя гвельфом, но на самом деле он флорентиец. Это еще одно доказательство того, что эти обманщики и лгуны пытаются проникнуть в наши ряды и еще больше ограничить наши права и свободы. Если от этого известия твоя кровь закипела в жилах так же бурно, как и моя, то, полагаю, ты согласишься с тем, что этого мерзавца следует отправить в Торре-Гросса. Это станет предупреждением для всех флорентийцев.

Твой,

Рамондо

P.S. Насколько тебе известно, мой сын уже достиг совершеннолетия. Полагаю, что он мог бы стать подходящей партией для твоей дочери.

 

Викия-сеть

Случайная вики